Знамя Майтрейи
1679

ТАЙНА СИРАНО де БЕРЖЕРАКА


   Родившийся в 1619 году, Сирано де Бержерак получил блестящее по тем временам образование в колледже при Парижском университете. В период учебы он имел репутацию человека, приверженного «питию и посещению непристойных заведений», а также бретера, виртуозно владеющего шпагой и принимающего участие в многочисленных дуэлях, поводом для которых служили женщины и конфликты со сверстниками. По некоторым данным, к своему двадцатилетию Бержерак принял участие в более чем полусотне дуэлей, и на его совести была дюжина человеческих жизней. В тот период слава Сирано - отважного дуэлянта - соперничала с его известностью редкого острослова, рифмоплета и создателя остроумных, а порой и оскорбительных шаржей. Из-за своего вызывающего поведения молодой де Бержерак не раз оказывался под угрозой суда. По этой причине после окончания учебы Сирано спешно поступил на службу во французскую армию, принял участие в нескольких сражениях, но после трех тяжелых ранений навсегда оставил ратный труд. Оправившись от ран, де Бержерак неожиданно изменил стиль своего поведения и полностью посвятил себя книгам. До сих пор остается загадкой, что же заставило его пересмотреть свою жизнь и начать усиленно изучать произведения Демокрита, Пирона, Кампанеллы и Кардано. По одной из легенд, весной 1640 года на одном из парижских кладбищ де Бержерак повстречал дух самого Пифагора, который стал укорять талантливого юношу за его безпутный образ жизни и обещал помочь ему в постижении тайных наук. Согласно другому преданию, Сирано в это время получил не то послание, не то рукописную книгу, принадлежавшую его недавно умершему отцу (в отношении которого история не сохранила никаких данных), и это событие кардинальным образом повлияло на его мировоззрение. Как бы там ни было, в середине XVII века Сирано внезапно остепенился и завел тесные отношения с известными философами-материалистами, учеными-натуралистами и знаменитыми писателями того времени. Многие из его друзей - П. Гассенди, Т. Лермитт - являлись активными членами загадочного религиозного общества - ордена розенкрейцеров, неоднократно бывали в Индии и владели тайными знаниями, недоступными большинству представителей эпохи Просвещения. Для истории так и осталось тайной, состоял ли Сирано, по примеру своих друзей, в ордене, или же был всего лишь активным последователем и проводником тайных знаний этого загадочного общества. Однако вся его последующая жизнь стала для исследователей биографии де Бержерака сплошным белым пятном, дающим почву для увлекательных споров.
   
   Открытия, опередившие эпоху
   
   Сирано де Бержерак оставил после себя богатое литературное наследие, которое, по мнению современных исследователей, еще не до конца изучено. Однако те произведения, которые сегодня известны, дают право выдвинуть предположение о том, что в литературном вымысле известного француза зашифрованы знания людей XIX - XX веков. Так, в своей книге «Государства и империи Луны» де Бержерак рассказывает о своем полете из предместья Парижа в Канаду, в район реки Святого Лаврентия, на летательном аппарате с двигателем «испарительно-росяного типа». По описанию Сирано, на полет он затратил всего 6 часов. В одной из глав своей книги знаменитый француз утверждает, что Солнце - огромное тело, в 434 раза больше Земли. Современные исследователи сходятся во мнении, что наша планета меньше светила в 109 раз, а по своей массе уступает ему в 333-434 раза. В одной из книг де Бержерак пишет: «Открыв футляр, я нашел нечто металлическое, напоминающее наши часы, наполненные мелкими пружинками и крошечными механизмами. Эта чудесная книга не имеет страниц и букв. Если кто-либо захочет прочесть эту книгу, то машина напрягается всеми своими механизмами, а читатель поворачивает стрелку на ту главу, которую хочет услышать, и в этот момент машина начинает говорить как бы человеческим ртом, издавая самые разнообразные звуки». Ученые до сих пор задаются вопросом: откуда во Франции середины XVII века могла взяться радиостанция?
   В своей книге «Государства и империи Солнца» Сирано де Бержерак формулирует основные принципы закона распространения звука, термодинамики, упоминает о «вечных лампах», которые были известны жрецам Древнего Египта и Месопотамии.
   Современные исследователи считают, что де Бержерак был хорошо знаком с корпускулярной теорией света, только через 100 лет после него сформулированной М. Ломоносовым, знал о существовании давления света на поверхность, открытом в 1899 году Д. Максвеллом, описывал прибор, соответствующий современному телевизору - «книгу, переплет которой выточен из целого алмаза, куда более блестящего, чем наш, и показывающую на своих страницах удивительные картины...»
   
   Знания из других миров
   
   В одной из своих работ Сирано де Бержерак пишет: «Они тоже тела, но не такие, как мы. И вообще не такие, каких мы можем себе представить, ибо в просторечии мы называем телом лишь то, до чего можем дотронуться». Именно это высказывание де Бержерака заставляет современных ученых полагать, что Сирано имел контакты с внеземным разумом. Мнению исследователей созвучно утверждение основоположника современной космонавтики К. Циолковского, который считал, что в прошлые времена материя была «в дециллионы раз легче, чем сейчас самая легкая». Удивительные описания загадочным французом ЛУНЫ поразительно схожи с данными современных астрономов. Так, Сирано пишет о том, что на лунной поверхности имеются огромные светящиеся города, способные перемещаться на расстояние до тысячи лье, что было подтверждено исследованиями НАСА, опубликованными в 1968 году в «Хронологическом каталоге сообщений о лунных событиях». Де Бержерак удивительно точно, хотя и архаичным языком, описывает принципы перемещения ракетной техники в космическом пространстве: принцип испарения топлива; принцип преобразования энергии взрыва в энергию движения; принцип использования сил гравитации; принцип преобразования энергии космического излучения. Де Бержерак подробно описывает конструкцию трехступенчатой ракеты, эффекты, возникающие при разгоне и торможении космического аппарата, состояние невесомости и свои личные ощущения, испытанные в момент, когда Сирано покинул «бренную землю и приблизился к вечным звездам»...
   Современники Сирано де Бержерака с удивлением констатировали его таинственные и необъяснимые исчезновения, случавшиеся в 1645-м, 1651-м и 1656 годах. Никаких данных о том, что делал Сирано в это время, не сохранилось. Он будто выпадал из земной жизни, никому не объясняя свое отсутствие. Даже смерть удивительного француза осталась загадкой для его современников и исследователей будущих веков. Ее можно считать и несчастным случаем, и фактом того, что представители инопланетного разума помогли покинуть этот мир человеку, обладавшему тайными и опасными для общества той эпохи знаниями...
   Вначале 30-х годов прошлого века в психиатрической клинике бельгийского города Льеж проходил лечение необычный пациент. Как свидетельствуют больничные документы, молодой человек с детских лет страдал тяжелым психическим недугом и не получил никакого образования. При этом он свободно цитировал большие фрагменты из известных литературных произведений де Бержерака. Персонал шутливо называл загадочного пациента «наш Сирано». Самым необычным в этой истории было то, что молодой человек, так же как и знаменитый француз три столетия тому назад, однажды таинственным образом навсегда исчез из клиники...
   Все это дало повод выдающемуся советскому писателю-фантасту А. Казанцеву посвятить загадочной жизни Сирано де Бержерака целый роман-гипотезу о тайнах жизни этого незаурядного человека, материалы которого и послужили для написания этого очерка.
   ...Итак, Сирано появился в 1619 году в семье обнищавшего дворянина Абеля Сирано де Бержерака с громадным даже для малютки носом, чем привел родителя в неописуемую ярость.
   Мадлен непроизвольно выделила его из числа других своих детей, материнским сердцем жалея обделенного природой и обижаемого людьми малютку.
   И все, что она могла передать своим чувством бедному мальчику, вылилось прежде всего в его любовь ко всему живому, в неприятие насилия и несправедливости.
   Мать учила Савиньона оберегать крохотную сестренку и быть всегда на стороне слабых в мире, где торжествует несправедливость.
   Однажды в их селение пришли сборщики податей и до нитки ограбили крестьян. В одном бедном семействе забрали козу. Горе хозяйки-вдовы было неописуемым. Тогда пастырь местной церкви сжалился над женщиной и отдал ей свою козу, а мальчишкам, наблюдавшим за всем этим, сказал следующее:
   - Я научил вас латыни, сколько знал сам, научил писать и считать, но все это пустяк, ибо храм знания надо строить на фундаменте слова, воспринимаемого сердцем. Вы думаете, что я вам дал пример доброго поступка? Я лишь выполнил завет, данный нам господом, и признаюсь вам, что вразумил меня на это один мудрый монах, вот уж скоро двадцать лет томящийся в темнице. Его светлый ум, не затемненный перенесенными страданиями, позволил ему написать в заключении трактат о стране Солнца, где нет у людей собственности, где все общее, где каждый трудится наравне с другими и где нет знати и священнослужители вроде меня занимаются науками для общей пользы.
   Так маленький Сирано впервые узнал о Кампанелле, с которым впоследствии его сведет причудливая судьба.
   Савиньон Сирано де Бержерак, отличаясь феноменальными способностями, за годы, проведенные в колледже де Бове, сумел овладеть не только латынью, но и греческим языком, свободно читая античных авторов.
   И он был в числе немногих, кто получал книги древних философов в библиотеке университета, чтобы изучать их вместо изнурительных молитвенных бдений, которыми многие его сотоварищи старались снискать к себе благосклонность учителей и самого аббата Гранже. Надо сказать, что при всей учености аббата Гранже он Демокрита не читал, ибо заведомо знал, что взгляды этого грека из Абдеры не совпадали с жившим после него Аристотелем, учение которого для католической церкви использовалось схоластами как каноническое. Не сразу сошелся он с товарищами по колледжу, виной прежде всего был его несчастный нос, предмет насмешек и издевательств мальчишек-сверстников, которые, как известно, не обладают бережным отношением к ближнему, а тем более - милосердием.
   Однако Савиньон сумел постоять за себя, и не столько с помощью кулаков, сколько острым своим языком и веселым нравом. Он так зло вышучивал своих обидчиков, что они не решались повторить насмешек, а шутки Савиньона, передаваемые по всему коллежу, постепенно сделали его любимцем многих, хотя не было недостатка и в тех, кто не прощал ему его язвительности, правда, ими же вызванной.
   Савиньон не раз попадал в карцер главным образом из-за метких его слов, когда доставалось не только ученикам, но и учителям. Он выдумывал им прозвища, с восторгом подхватываемые его товарищами. Аббат Гранже с удовольствием избавился бы от этого юного острослова, если бы тот не был стипендиатом благодаря хлопотам его преосвященства влиятельного епископа одной из прилегающих к Парижу епархий. Так что Савиньона в колледже только терпели.
   Сам он, особенно вначале, скучал не столько по дому с неприязненно относящимся к нему отцом, сколько по матери и, конечно, о первом своем учителе, деревенском кюре, и о друге детства Кола Лебре. Не принадлежа к дворянскому сословию, тот не мог попасть в желанный колледж де Бове.
   Товарищи привыкли к Савиньону, перестали замечать его нос, который был куда менее опасен, чем его язык. И в конце концов они сблизились с юным Сирано, даже признав его верховодство, запоминая сочиненные им едкие стишки и эпиграммы.
   Их совместные вылазки в Латинский квартал в сопровождении выбранных самим аббатом Гранже надежных студентов познакомили Савиньона с бытом студенческой, поэтической и художественной молодежи, с беседами на вольные темы, с тавернами, песнями, с первыми чтениями юношеских стихов и первыми услышанными восторгами в свой адрес. Привелось Савиньону присутствовать и при двух вызовах на дуэль, и он был околдован благородной, романтической процедурой, изысканной, пропитанной ядом вежливости, неистовой решимостью только что обнимавшихся людей, возымевших вдруг желание убить друг друга один раз из-за острого словца, употребленного молодым дворянином, в другой - из-за пристального взгляда, направленного на подругу взбешенного этим ревнивца. Словом, Латинский квартал обогащал Савиньона не меньше, чем античная философия.
   Однажды по всему коллежу пронесся зловещий слух о появлении у них крещеного индейца племени «майя», вывезенного из Америки испанцами и переданного молодым испанским королем (Габсбургом) своей кузине французской королеве Анне Австрийской, она же, напуганная раскрашенным лицом индейца и не зная, что с ним делать, направила его в колледж де Бове в услужение, поскольку считалось, что она это заведение опекает.
   Служба индейца, как шепталось, будет связана с присущей ему природной жестокостью, ибо до завоевания Америки испанскими конкистадорами и распространения на полуострове Юкатан христианства там свирепствовала мрачная языческая религия с человеческими жертвоприношениями, когда у обреченного человека жрец вырывал из груди еще бьющееся сердце, а теплый труп сбрасывался с высокой пирамиды для пожирания внизу на священном пиру.
   И вот обитатель тех мест, конечно, несмотря на обращение в христинство, несущий в себе дикарское изуверство отцов и дедов, должен был наказывать провинившихся учеников колледжа де Бове, став его экзекутором.
   Как-то аббат Гранже вошел с провинившимся Савиньоном в экзекуторскую, где виновника поджидал огромный краснокожий, с безобразным скуластым лицом без всякой растительности на нем. Затаив дыхание, не сводя глаз с заокеанского истязателя, все воспитанники колледжа услышали прерывающийся голос аббата, со злостью выкрикнувшего по-испански индейцу:
   - Этот юный идальго приговаривается мной за богопротивные речи к двадцати пяти ударам плетью со свинчаткой и двум суткам карцера. Аббат сам захлопнул за ним дверь. И когда за дверью раздался отчаянный крик истязуемого, аббат опустил глаза, молитвенно сложил руки на груди и медленно пошел прочь, он старался не слышать звонких ударов утяжеленной плети. Крики Сирано хлестали тощее тело аббата некой изуверской плетью. Аббату хотелось зажать уши и бежать, глуша в себе не только ужас перед истязанием живого существа, но и присущую ему в тайниках души нормальную человеческую жалость, которую он готов был воспринять как искушение дьявола, и он, не выдержав криков жертвы и собственных мучений, подобрал сутану и побежал, провожаемый враждебными взглядами учеников. Но если бы знал аббат, что творится за дверью камеры... Зловещий дикарь с ярким перышком в черных волосах, испанская одежда которого из-за размалеванного краской лица не делала его более привлекательным, упал ниц перед провинившимся воспитанником колледжа де Бове и, распростершись на каменном полу, произнес шипящим голосом:
   - О потомок богов! Мой просить - твой кричать, твой - когти ягуар кричать. Мой бить скамейка.
   Но Сирано не понял его и «гордо» отвечал:
   - Когда на скамейке окажусь я, не услышит твое ухо стона.
   - Гордый слова! Говорить такой твой иметь знак богов на лицо. - И, поднявшись на колени, экзекутор снова земно поклонился, потом вскочил на ноги, взмахнул оказавшейся у него в руках плетью, хлестанул ею по пустой скамье и визгливо вскрикнул, как от нестерпимой боли.
   - Кричать! Кричать визгом! Помогать мой! Такой нужно не твой. Такой нужно мой, - шипел он. Савиньон Сирано обладал редкой остротой ума и столь же редкой быстротой реакции. После следующего удара плетью по скамье он завопил благим матом.
   И этот истошный крик не только преследовал аббата, обратив его в бегство, но и разогнал от «камеры порок» перепуганных воспитанников, которые отныне будут всячески стремиться избежать этой ужасной комнаты и истязаний заморского изувера.
   А после двадцати пяти ударов плетью по скамейке индеец, тяжело дыша, сказал Савиньону тем же свистящим шепотом:
   - Теперь стонать! Горько стонать! Мой переносит твой в карцер. Снимать камзол, снимать рубаха. Спина голый. Надо показывать кровь и мясо.
   Савиньон послушно оголил спину и ощутил кожей прикосновение влажных пальцев индейца, очевидно вымазанных краской. Тот раскрашивал спину «своей жертвы», как размалевывал перед тем для красоты собственное лицо.
   - Мой уметь делать знак кровь щека. Теперь делать такой знак твой спина. Сеньор аббат, да хранит его господь, хорошо увидеть прийти проверяй. Так Савиньон надолго попал в карцер «под крылышко» своего краснокожего друга, которому только это и нужно было, чтобы приступить к передаче ему тайных знаний богов, известных Кетсалю от убитого испанцами старого носолобого жреца.
   Этими тайнами, к удивлению Савиньона, оказались не какие-нибудь заклятия или удивительные сведения о мире, а искусство борьбы без оружия, равняющее слабых с сильными. Носолобые были великими знатоками человеческого организма и передавали своим избранникам умение пользоваться такими физическими приемами, которые были эффективнее любого холодного оружия, что было так важно для всех угнетенных.
   Природная реакция Сирано порадовала индейца, но была совершенно недостаточна. Наступили изнурительные тренировки.
   Только ему известными способами индеец добивался того, чтобы быстрота движений его ученика была молниеносной, даже невидимой обычному глазу. В наше время, сотни лет спустя, с немалым удивлением мы встречаемся, например, в цирке с незаметными движениями, отработанными фокусниками, обнаружить которые удается лишь при рапидной киносъемке, с показом на экране снятого в замедленном темпе. Во времена Сирано таких средств не существовало, но он должен был выработать быстроту своих движений не ради их невидимости, а чтобы, увеличив скорость движения руки или ноги при выпаде в три-четыре раза, удесятерить тем силу удара, поскольку, как мы ныне знаем, энергия его пропорциональна квадрату скорости. Помимо этого, индеец знал от носолобых наиболее уязвимые места человеческого организма и способы выводить противника из строя, не нанося ему серьезных увечий и тем более не лишая жизни.
   Наступил день выпускных экзаменов. Присутствовал сам кардинал Франции Ришелье. Выкликнули имя Сирано. Все насторожились, кардинал Ришелье посмотрел на дверь, которая слишком долго не открывалась.
   И вот в ней показался безобразно разрисованный дикарь в испанской одежде, ведущий за руку юношу с уродливым лицом, которого и втолкнул в дверь кирпичной клетушки. Закрыв ее снаружи на засов, он встал рядом, скрестив руки на груди.
   Знатные гости зашептались, смотря на кардинала, который ничем не проявил своего отношения к происходящему.
   Аббат Гранже возвестил, что сейчас будет экзаменоваться провинившийся ученик - Савиньон Сирано де Бержерак, еще не освобожденный из карцера, а потому подвергаемый экзамену через зарешеченное окно.
   Кардинал чуть оживился, епископ нахмурился, не скрывая своего недовольства, поскольку Савиньон был стипендиатом по его ходатайству.
   - Что ты знаешь, Сирано де Бержерак, о древе добра и зла? - задал свой вопрос аббат Гранже.
   - Оно было, Ваше Преподобие, и древом познания, росшим в раю, а потому, вкушая плоды познания во вверенном вам колледже, я ощущаю здесь райские кущи, находясь даже в карцере.
   Знатные гости зашушукались, аббат Гранже закусил тонкие губы, кардинал заинтересовался.
   - Кто же из патриархов наших и как именно был взят живым на небо? -спросил Ришелье.
   И снова Сирано дал бойкий ответ. Ришелье был доволен.
   Савиньон Сирано де Бержерак после окончания колледжа де Бове, обретя полную свободу и даже некоторую известность в связи с необычайными обстоятельствами выпускного акта, был приглашен в салон своей крестной матери баронессы Женевьевы де Невильет, которая намеревалась представить его светскому обществу.
   Но представление в так называемом светском обществе крайне разочаровало его своей пустотой и пошлостью, уродливый нос Сирано отталкивал всех дам и вызывал насмешки знатных кавалеров. Так для него началось время дуэлей. Мастерству фехтования ему помог друг Шаппель, который устроил его к знаменитому мастеру этого дела, фехтовавшему с самим Людовиком XIII, вселив в того уверенность, будто ему нет равного во владении шпагой.
   Но то, с чем встретился учитель фехтования в лице нового ученика, не поддавалось уразумению. Обучение, длившееся изо дня в день, убеждало мастера, что он столкнулся с феноменом, ибо не подозревал, что имел предшественником неграмотного дикаря из Америки, обучившего Сирано «священной борьбе без оружия». А теперь, когда в руке его появилась шпага, он, употребляя ее, повторял любое преподанное ему движение, выпад, финты, парирование в три-четыре раза быстрее, чем мог это проделать сам мастер. Уследить за этим даже зорким взглядом было невозможно.
   А Сирано еще хотелось верить, что он пробьет себе шпагой путь в жизнь и даже к сердцу еще неизвестной ему возлюбленной, которая за красоту стихов и покоряющую доблесть простит ему его внешность.
   «Пояс нужен, чтобы не потерять панталоны, шпага - чтобы не потерять честь (Шапелль, французский поэт XVII века).
   Заботой маркиза де Шампань, графа де Вальвера, преследовавших свои собственные цели, Сирано не раз приглашали в высший парижский свет, но всякий раз ради нового скандала.
   Оскорбления, притом взаимные, следовали одно за другим. Надо сказать, что дуэли эти так же неизменно выигрывались «оскорбителем» или традиционно заканчивались вышибанием шпаги из рук противника, или его несмертельным ранением.
   Слава скандалиста за Сирано закрепилась, а ко двору его не приглашали. И ни одна из прекрасных дам не ответила ему нежным взглядом на его зовущий пламенный взор. Жажда любви была у него подобна жажде путника в пустыне, а сознание собственного безобразия граничило с тем отчаянием, которое овладевает таким путником, сознающим свою обреченность.
   И эти чувства Сирано пытался скрыть за внешней веселостью, непомерной гордостью и язвительностью ко всем, кто скрывал свою безобразную внутреннюю сущность.
   Однако жажда любви молодого поэта так и осталась неутоленной, любовные стихи не сложились, горечь же от этого была глубоко запрятана под внешним видом весельчака, едкого и злоязычного скандалиста, хватающегося за шпагу таясь рядом с детским чувством жалости к пойманной рыбке и ненависти к коту, сожравшему птенцов у безпечно свившей гнездо на земле птички.
   В кабинете Ришелье оказался однажды этот самонадеянный юноша, снискавший славу необыкновенного дуэлянта, Савиньон Сирано де Бержерак, «бешеный гасконец», гордо прошедший сквозь толпу гвардейцев в приемной кардинала, уже знавших, что прокатываться насчет носа гасконца небезопасно, ибо он обладал не только этим «украшением» лица, но еще и ядовитым языком, так жалящим дворянское самолюбие, что вызов «оскорбителя» на дуэль становился необходимостью, а результат поединка при его неподражаемом владении шпагой предрешенным.
   - Сударь, - начал кардинал, опуская веки, - мне горестно напомнить вам, что нарушителям Указа короля, запретившего дуэли, уготовано место в Бастилии.
   - Воля короля и Вашего Высокопреосвященства для тех, кто готов отдать жизнь за Францию, священна.
   - Не лучше ли отдать ее на поле брани, чем на эшафоте, сын мой? Будем откровенны. Сколько дуэлей на вашем счету?
   - Сто, монсиньор, - вставил находившийся тут же, незаметный в серой сутане, но подражающий в своей внешности Ришелье Мазарини.
   - На моем счету нет ни одного вызова на поединок, Ваше Высокопреосвященство, - сказал, гордо вскинув голову, Савиньон Сирано де Бержерак.
   - Как так? Перед отцом церкви и первым министром короля вы утверждаете, что ни разу никого не вызвали на дуэль?
   - Ни разу, Ваша Светлость!
   - Но вы участвовали в поединках, нарушив тем волю короля!
   - Разве Его Величеству более угодны трусы, бегающие от противника и пятнающие дворянскую честь? - вместо ответа с задором спросил Сирано. - Я готов служить Франции всем, на что способен, если вы только того пожелаете, Ваше Высокопреосвященство.
   - Кому, кому служить? - нахмурился кардинал. Он привык слышать готовность служить ему или хотя бы королю.
   - Франции, Ваше Высокопреосвященство.
   - Франции? Это похвально, - недовольно заметил кардинал. - Но служить надобно и Церкви, во имя которой десятилетиями льется кровь истинно верующих.
   - Я готов стоять с ними рядом, пока мыслю и существую. По мнению Декарта, слепая вера слепа, а он своим учением помогает людям прозреть.
   - И вы придерживаетесь этого лжеучения?
   - Не вполне, Ваше Высокопреосвященство, ибо Декарт не объясняет всего многообразия мира, но тем не менее я преисполнен уважения к этому титану мысли.
   - А известно ли вам, что святейший престол осудил его творения?
   - Я не святейший пастырь, чтобы осуждать Декарта, ваше высокопреосвященство, но уважать его считаю за честь.
   - Считаете за честь?
   - Как и его предшественника Томмазо Кампанеллу, который, будучи предан Богу, учит людей жить справедливо и честно.
   - Уж не «Город Солнца» ранил вашу буйную голову, которую вы готовы сложить за Францию?
   - За Францию и за свои убеждения, Ваша Светлость.
   - Не хотите ли вы также сказать, что убеждены в своей готовности защищать неугодного папе Декарта или Фому Кампанеллу, приговоренного за ересь к пожизненному заключению?
   - Готов в равной степени защищать убеждения обоих этих мыслителей, как свои собственные.
   - Тогда вам полезно узнать, сын мой, что на основании буллы Святого Папы Римского, запретившего еретические книги Декарта, эти сочинения будут преданы огню сегодня ночью в присутствии истинных католиков вблизи Нельской башни.
   
   (Окончание следует.)
   Подготовил Г. Горчаков


Связанные статьи




Оставить комментарий

Поля, отмеченные символом (), являются обязательными.



Доска объявлений

Открытие Академии гомеопатии в г. Уфе ...подробнее
В г. Усть-Кокс строится народная библиотека им. Е.И.Рерих. ...подробнее
Курсы предпринимателей-фермеров сирот ...подробнее
Сайт культурно-просветительской газеты
«Знамя Майтрейи»
приглашает всех, кто изучает Учение Агни Йоги, принять участие в его работе.
Пишите и присылайте свои заметки, статьи, рассказы на темы Учения Агни Йоги, эзотерики, культуры, образования, медицины, науки, религии. Редакция рассмотрит и лучшие будут опубликованы в газете и на сайте.
Заявки присылайте на маил редакции или оставляйте в гостевой книге.
С уважением администрация сайта

Новости сайта

26.02.2016
Просим оказать поддержку Государственному Музею Рерихов в Москве
4333
26.12.2015
О новом воплощении Рериха
10657
15.04.2014
Г. ГОРЧАКОВ НЕ ТАКОЙ!
4642
04.04.2015
Проект Нового Мира (для обсуждения и дополнения)
8071
21.01.2016
Утвердиться в Основах
(сравнительный анализ Учения и "граней")
3104
20.10.2016
Как Шапошникова с помощью «граней» развалила РД
2842
20.11.2017
Долгий путь Истины
5
18.11.2017
Атака Пуруши
12
12.11.2017
"И познаете Истину..."
27
30.09.2017
Обзор газеты №7 за 2017 год
182
03.06.2017
Обзор газеты №6 за 2017 год
318
08.05.2017
Обзор газеты №5 за 2017 год
422
04.05.2017
ОСТАНОВИТЕСЬ!
506
22.04.2017
Обзор газеты №4 за 2017 год
345
19.04.2017
МЦР - чисто российская история
482
14.04.2017
Д.Попов. К вопросу об исполнении Российским государством своих обязательств перед С.Н.Рерихом
641
20.03.2017
Страсти вокруг МЦР
655
17.03.2017
Обзор газеты №3 за 2017 год
574
22.02.2017
Беседа №1 Нам это не подходит
689
22.02.2017
Размышления о Культуре
744
19.02.2017
Обзор газеты №2 за 2017 год
872
03.02.2017
Ответ почётному посетителю МЦР
1170
30.01.2017
Обзор газеты №1 за 2017 год
1021
26.01.2017
ВЕСНА СВЯЩЕННАЯ-4-16
1009
25.01.2017
Суровость Подвига
849
20.01.2017
Овладение психической энергией
1404
19.01.2017
Куда уходит энергия украинцев?
1108
25.11.2016
Обзор газеты №11 за 2016 год
957
16.10.2016
Обзор газеты №10 за 2016 год
1303
29.09.2016
Обзор газеты №9 за 2016 год
1209
31.05.2016
Рерихи - патриоты России
50
31.05.2016
Н.К.Рерих - широта его мировоззрения
48
31.05.2016
Н.К.Рерих - широкая известность
41
31.05.2016
Н.К.Рерих - Шамбала
64
31.05.2016
Н.К.Рерих - "человечество ползёт..." (цитата)
50
23.04.2016
Прививки в вопросах и ответах
6039
23.02.2015
БУДДИЙСКИЙ КАТЕХИЗИС
340
27.08.2014
В. М. Сидоров «Рерих и Ленин»
27.08.2014
Г. С. Горчаков «Васюганский перекресток»
27.08.2014
Г. С. Горчаков «Краса-та»
367
03.02.2014
По тропам Срединной Азии
1986
30.12.2013
Рерих С. Н. Стремиться к прекрасному
474
30.12.2013
Рерих С. Н. Искуство и жизнь
621
30.12.2013
Рерих Н. К. Собрание сочинений - 1914
983
30.12.2013
Рерих Н. К. Сказки
637