Знамя Майтрейи
1047

ЛИСТЫ СТАРОГО ДНЕВНИКА. ГЛАВА XXIII, XXIV. ГЕНРИ С. ОЛЬКОТТ

   ГЛАВА XXIII.
   
   ОСАЖДЕНИЕ РИСУНКОВ.
   
   Читатели «Современных египтян» Лейна вспомнят историю о молодом человеке, который после посещения одного шейха-чудотворца получил определённые чудесные доказательства его оккультных сил. Его отец, находящийся далеко, был немного болен, и сын спросил, не может ли он что-то узнать о его состоянии. Согласившись, шейх велел написать его отцу о том, что бы он хотел узнать; волнующийся сын сделал это и передал письмо шейху. Он положил его под подушку, на которую опирался. И тотчас из-под подушки шейх вынул письмо с ответом на вопросы молодого человека. Оно было написано собственной рукой отца и, если мне не изменяет память – так как я в данном случае доверяю только воспоминаниям – со штампом его печати. Сын имел все основания полагать, что в тот момент, когда задавался вопрос, в отчем доме в том далёком селе собралась компания собеседников, и им по просьбе сына был подан кофе в собственных чашках (fingân) отца. Однажды вечером Е. П. Б. без суеты и помпезности продемонстрировала мне первый из этих двух феноменов. Я хотел услышать от одного Адепта разъяснения на определённую тему. Она велела мне записать мои вопросы, поместить их в запечатанный конверт и положить письмо туда, где бы я мог смотреть на него время от времени. Это было даже лучше, чем феномен египетского шейха, поскольку в его случае письмо скрывалось от вопрошающего под подушкой. Так как в тот момент я сидел перед камином, то положил письмо за часы на каминной полке, оставив в видимости только один край конверта, выступающий достаточно сильно для того, чтобы я мог за ним наблюдать. Мы с моей коллегой продолжали говорить о разных вещах, и примерно через час она сказала, что мой ответ пришёл. Я достал письмо, нашёл свой собственный конверт с невскрытой печатью и с моим собственным письмом внутри него, а также с ответом хорошо знакомого Адепта, написанном на листке зелёной бумаги особого вида, подобной которой – у меня есть все основания так полагать – в доме не было. Мы были в Нью-Йорке, а Адепт – в Азии. Я полагаю, что этот феномен относится к тому разряду, относительно которого предположение об обмане неприемлемо, поэтому он имеет большой вес. Существует только одно возможное объяснение – весьма натянутое – помимо того, которое я считаю истинным. Оно основывается на том, что Е. П. Б., обладая необычайной гипнотической силой, могла мгновенно отключить мои бодрствующие чувства для того, чтобы я не видел, как она поднимается с кресла, достаёт из-за часов моё письмо, растапливает печать, открывает конверт, читает моё письмо, пишет поддельным почерком ответ, заменяет содержимое конверта, вновь его запечатывает, снова прячет его на каминной полке, а затем приводит меня в бодрствующее состояние и делает так, чтобы в моей памяти не сохранилось ни малейшего воспоминания о случившемся! Но во время всего часового разговора у меня было абсолютно незамутнённое сознание, и я до сих пор помню, как она ходила туда-сюда, как скручивала и выкуривала большое количество сигарет, как я заправлял трубку, выкуривал её и опять заправлял. И когда затем произошёл психический феномен, я, в общем, делал то, что делает любой человек после пробуждения, когда его чувства обостряются. Если знакомство с гипнотическими и месмерическими феноменами и их законами в течение примерно сорока лет чего-нибудь да стоят, то я могу положительно заявить, что полностью осознавал то, что происходит, и изложил здесь факты точно. Возможно, что кому-то даже два сорокалетних опыта на плане физической Майи не помогут познакомиться с возможностями науки Восточного гипноза. Возможно, что я способен не более чем новичок узнать, что же на самом деле произошло между тем, как я написал своё письмо и получил ответ. Всё может быть. Но в таком случае как же бесконечно мало внимания должно быть уделено клевете нескольких враждебных критиков Е. П. Б., образованных и несведущих, тех, кто осуждал её как бесстыдную обманщицу, не имея даже четвёртой части моего знакомства с законами психических феноменов! В (Лондонском) «Спиритуалисте» за 28 января 1876 года я описал этот случай вместе с другими материалами о психических проявлениях, и для сведения читателя мы отсылаем его к этой публикации.
   Я не знаю, существует ли специальный класс феноменов, связанный с волосами, но если он есть, в него, наряду с внезапным удлинением волос Е. П. Б. в Филадельфии, описанным в одной из моих предыдущих глав, может быть включён следующий случай. После того, как в течение многих лет я брил подбородок, по совету врача я начал отращивать бороду как средство защиты шеи от раздражения, и ко времени, о котором я говорю, она была длиной около четырёх дюймов. Однажды утром, совершая туалет после ванны, я обнаружил клубок длинных волос от подбородка до горла. Не зная, что с ним делать, я очень тщательно его расплёл, потратив на это почти час, и к моему великому удивлению обнаружил у себя на бороде прядь волос длиной в четырнадцать дюймов, ниспадающую вниз до уровня желудка! Ни книги, ни опыт не помогли мне понять, откуда и почему она появилась; но это был ощутимый факт и проявление, которое не исчезало. После того, как я показал прядь Е. П. Б., она сказала, что это было намеренно сделано нашим Гуру во время моего сна и посоветовала мне ухаживать за ней, так как она будет служить мне в качестве резервуара его полезной ауры. Я показывал её многим друзьям, но никто из них не мог отважиться высказать лучшее предположение для объяснения произошедшего, в то время как все согласились, что мне не надо подрезать её до прежней длины. Так я её и носил, тщательно подворачивая под воротник, чтобы спрятать, и делал так в течение многих лет, пока остальная часть бороды не выросла и не стала соответствовать ей по длине. Это объясняет появление «Бородатого Риши», так часто упоминаемого в дружеских намёках на мой внешний вид, и то, почему я не уступил своему давно возникшему желанию подрезать прядь, придав ей более удобную форму и сделав менее заметной. Какой бы факт ни взять, все они, несомненно, не Майя, но весьма реальная и ощутимая истина.
   Е. П. Б. была исключительно сильна по части «осаждения»1 писем и рисунков, как можно будет заключить из нижеследующего.
   _______________
   1 – Термин, первоначально изобретённый мной самим, который, как кажется, лучше всего передаёт суть данного метода.
   Также «осаждение» было одним из сильных мест М. А. Оксона. Одним из вечеров 1875 года я находился в доме Президента Фотографической Секции Американского Института, мистера Г. Дж. Ньютона, с частным медиумом по имени Козин, чтобы увидеть его письмена на грифельной доске (slate-writings), которые были гораздо замечательнее, чем у доктора Слэйда. Послания вырисовывались на доске яркими голубыми и красными цветами; при этом в эксперименте не использовались ни карандаши, ни цветные мелки, поскольку один конец доски держал я сам. После того, как я рассказал об этом Е. П. Б., она сказала: «Я думаю, что тоже могла бы сделать такое; во всяком случае, я постараюсь». Поэтому я пошёл за грифельной доской и, купив её, принёс домой; она взяла её и без цветных мелков и карандашей положила в маленький, непрозрачный шкаф в спальне и легла на диван, в то время как я вышел из комнаты, закрыл дверь и ожидал снаружи. Через несколько минут она появились с доской в своей руке, её лоб был влажен от пота, и выглядела она очень усталой. «Боже милостивый!», – воскликнула она, – «чего мне это стоило, но я это сделала; смотрите»! Доске была исписана красными и голубыми мелками, причём не её собственным почерком. М. А. Оксон однажды написал мне о своём собственном подобном опыте за исключением того, что в его случае действующей силой был Император, а он оставался пассивным медиумом, но это совсем другое дело. По его просьбе чернилами разных цветов Император писал для него одно послание за другим в карманной книге, которую он в то время носил в нагрудном кармане своего пальто. Император всё ещё оставался знаком «икс» в психической жизни Оксона. Возможно, он был эфирным телом моего друга, которое осаждало цветные письмена, чтобы удовлетворить непрестанный скептицизм сознания его физического мозга, и в этом случае их феномены с Е. П. Б. были бы родственны.
   В другом месте я уже упоминал сделанную Е. П. Б. для меня с помощью осаждения картину на атласе, которая показала мне, чего достиг Оксон в своей попытке обрести способность проецировать своего Двойника концентрированной силой воли. Будет лучше, если я сейчас приведу подробности:
   Однажды осенним вечером 1876 года мы с ней, как обычно, работали над «Изидой» на противоположных сторонах нашего письменного стола и отвлеклись на обсуждение принципов, участвующих в сознательной проекции Двойника. Из-за моего в то время недостаточного знакомства с этим предметом она злилась, пытаясь научно объяснить мне суть дела, но понять смысл её слов было трудно. В таких случаях огненный темперамент Е. П. Б. склонял её обзывать меня идиотом, и на этот раз она не стеснялась в выражениях, раздражаясь на меня якобы за тупость. В конце концов, она прибегла к очень хорошей вещи, предложив с помощью картины показать мне, как шла эволюция Оксона, и сразу же сдержала своё обещание. Поднявшись из-за стола, она подошла к ящику, открыла его и взяла из него небольшой свёрток белого атласа – я уверен, остаток от куска, который дали ей в Филадельфии – и, положив его на стол передо мной, стала отрезать от него кусок требуемого ей размера; после этого она положила свёрток на место и села. Она разложила перед собой кусок атласа лицевой стороной вниз, почти полностью покрыла его листом чистой промокательной бумаги и, опираясь на неё своими локтями, скрутила себе новую сигарету и закурила. Вскоре она попросила меня принести ей стакан воды. Я сказал, что принесу, но сначала решил задать ей какой-нибудь вопрос, который повлечёт за собой ответ и вызовет некоторую задержку. Между тем я продолжал наблюдать за открытым краем атласа, стараясь не потерять его из виду. Вскоре заметив, что я стою как вкопанный, она спросила, понял ли я, что ей надо принести воды. Я сказал: «Да, конечно». «Тогда что же вы ждёте»? – спросила она. «Я задержался только для того, чтобы увидеть, что вы собираетесь делать с этим атласом», – ответил я. Она бросила на меня свой гневный взгляд, будто видя, что, оставляя её наедине с атласом, я ей не доверяю, а затем ударила своим сжатым кулаком по промокательной бумаге, сказав: «Я должна получить это сию же минуту»! Затем, сняв бумагу и перевернув атлас, она швырнула его мне. Представьте себе, если можете, каково же было моё удивление! На лицевой стороне я обнаружил весьма необычную цветную картину2.
   _______________
   2 – Фотографическая техника ещё не дошла до выполнения цветных фотографий, поэтому наша иллюстрация передаёт оригинальную картину на атласе очень плохо.
   Это было изображение только головы Стейнтона Мозеса – отличный портрет, передающий его внешность в том возрасте и являющийся почти копией одной из его фотографий, которые висели «в ряд» на стене комнаты над каминной полкой. Из головы в виде венца, подобно шипам, исходили лучи золотого пламени; на месте сердца и солнечного сплетения запечатлелись красные и золотые огни, подобно трещинам, исходящим из маленьких кратеров; голова и место груди были окружены клубящимися облаками чистой голубой ауры, повсюду испещрённой золотыми пятнами; а нижняя половина пространства, где могло располагаться тело, была насыщена подобными же клубящимися облаками розоватых и сероватых оттенков, то есть, состояла из ауры худшего качества, чем кучевые облака, расположенные выше.
   
   Рисунок 1. Картина на атласе, представляющая частичную эволюцию Двойника
   
   Рисунок 2. Портрет М. А. Оксона, с которым схожа картина на атласе.
   
   На том этапе моего оккультного обучения я ничего не слышал о шести чакрах, или психических эволюционных центрах в теле человека, которые упоминаются в Йога Шастре и знакомы каждому изучающему Патанджали. Поэтому я не понял значение двух пылающих вихрей в области сердца и пупка; но благодаря моему более позднему знакомству с данным предметом картина на атласе приобрела более высокую ценность, поскольку она демонстрирует, что практический оккультист, который её «нарисовал», по-видимому, знал, что в процессе разделения астрального и физического тел воля последовательно должна быть сфокусирована на каждом нервном центре, и, в свою очередь, это разделение должно завершиться в каждом из них, прежде чем она в порядке очерёдности перейдёт к следующему центру. Судя по картине, эксперимент Стейнтона Мозеса протекал, скорее, как интеллектуальный, а не духовный процесс, потому что он полностью сформировался в области головы и был готов к её проекции, в то время как другие части его астрального тела были в состоянии неоформившегося тумана и ещё не достигли стадии рупы (rûpa), или формы. Голубые облака могут представлять чистую, но не самую лучезарную ауру человека, которую описывают как сияющую или лучистую, в виде серебряного нимба. Однако видимые на голубом фоне плавающие золотые вкрапления олицетворяют духовные искры, «серебристую искру в мозге», которую Бульвер так красиво описывает в своей «Странной Истории»; в то время как сероватые и розоватые облака в нижней части показывают присутствие в наших аурах животных, телесных качеств. Серый цвет становится всё темнее и темнее, если животное начало человека преобладает над его интеллектом, моральными и духовными качествами, пока не доходит до полной развращённости, которая, как говорят нам ясновидящие, имеет чернильно-чёрный цвет. Аура Адептов описывается как смесь серебряных и золотых оттенков, о чём некоторые из моих читателей, я уверен, могут знать из личного наблюдения. Также поэты и художники всех веков, достигающие в своих возвышенных полётах духовного восприятия, изображали её именно такой. Это Тейджас (Téjas) или душа-свет (soul-light), которая сияет сквозь лицо мистика, окружая его свечением, которое, если его однажды увидеть, впоследствии всегда будет распознано безошибочно. Это «сияющий лик» библейских ангелов, «слава Господня», свет, который сиял сквозь лицо Моисея при спуске с горы с таким великолепием, что люди не выносили его вида; это сияние, которое преображает даже одежды того, от кого он исходит, в «сияющие облачения». Иудеи называют его Шекина (shekinah), и я однажды слышал, как это слово использовалось некоторыми Багдадскими евреями, чтобы описать лицо духовно мыслящего (spiritual-minded) посетителя. Так, слово «сияющий» аналогичным образом употребляется и другими народами; чистые духи и чистые люди светятся белым светом, порочные и злые окружены темнотой.
   На другом осаждённом портрете, произведённом Е. П. Б., аура не запечатлелась: я имею в виду портрет индийского йога, который описан в «Оккультном мире» и в «Случаях из жизни Мадам Блаватской» Синнетта – серьёзных сочинениях, которые первоначально были опубликованы в «Спиритуалисте» вскоре после того, как появился этот портрет. Это произошло следующим образом. Как-то днём я возвращался домой в «Ламасери» и остановился в клубе «Лотос», где взял немного разной бумаги для записей и конверты, чтобы использовать их дома, если это потребуется. Когда я добрался до дома, было уже поздно, и Е. П. Б. с мистером Джаджем и доктором Маркетт, пришедшими в гости, уже сидела за обеденным столом. Я положил пакет канцелярских принадлежностей на свой стол в рабочем кабинете (кстати сказать, между которым и столовой была глухая стена), поспешно привёл себя в порядок и направился к своему месту за столом. В конце обеда разговор зашёл об осаждении, и Джадж попросил Е. П. Б. осадить для нас чей-нибудь портрет, если это возможно. Пока мы переходили в рабочий кабинет, она спросила его, чей портрет хотелось бы ему получить, и он ответил, что одного йога, которого мы знали как пользующегося большим уважением со стороны Учителей. Она подошла к моему столу, достала лист писчей бумаги с гербом, которую я принёс из клуба, разорвала его пополам, взяла половину, которая не имела оттиска и положила её на свою промокательную бумагу. Затем на неё она наскоблила с графитного карандаша Фабер совсем немного графита и стала растирать его о поверхность бумаги круговым движением ладони правой руки, что продолжалось в течение минуты или около того; после этого она вручила нам результат. На бумаге возник заказанный портрет, который является художественным произведением, выражающим силу и гениальность, даже полностью оставив в стороне вопрос о его феноменальном происхождении. Ле Клер, известный американский художник-портретист отозвался о нём как об уникальном и совершенно «индивидуальном» в смысле техники; ни один современный художник не обладал знаниями, с помощью которых его можно было бы нарисовать. Йог изображён в Самадхи, его голова немного повёрнута в сторону, глаза смотрят глубоко внутрь себя и не воспринимают внешние предметы, а владелец тела кажется отсутствующим. У него средней длины борода и волосы, которые нарисованы с таким мастерством, что прямые локоны, как и у их оригинала, выглядят полупрозрачными – эффект, который можно получить на хороших фотографиях, но трудно воспроизвести карандашом или мелком. Чем нарисован портрет, определить нелегко: возможно, это чёрный мелок без растушёвки или чёрный графит; но на его поверхности нет ни пыли, ни глянца, раскрывающих его происхождение, также нет следов каких-нибудь других меток, штрихов или точек: поднесите бумагу к свету, и вам может показаться, что краска лежит в структуре волокон под её поверхностью. Эта неподражаемая картина позже подверглась в Индии надругательству, будучи потёртая резинкой, чтобы удовлетворить любопытство одного из наших индийских членов, который заимствовал её в знак особой милости, дабы «показать своей маме», и который хотел увидеть, где в действительности была краска – на поверхности бумаги или под ней! В настоящее время последствия его эксперимента, подобного вандализму, усматриваются в стирании части бороды, и моя скорбь о случившемся несчастье не умаляется знанием того, что оно произошло не из-за злого умысла, но вследствие невежества и детского любопытства.
   
   Рисунок 3. Портрет индийского йога, полученный феноменальным образом.
   
   Имя йога всегда произносилось Е. П. Б. как «Тиравала», но после переезда на жительство в Округ Мадрас, я могу очень хорошо представить себе, что она имела в виду Тируваллувара, чей портрет теперь висит в Картинном Зале, дополняющем Адьярскую Библиотеку, и кто в действительности является почитаемым философом древнего Майлапура3, другом и учителем бедных париев.
   _______________
   3 – Майлапур – древний индийский город, ныне район Мадраса – прим. переводчика
   Что касается вопроса, находится ли он по-прежнему в теле или нет, я не рискну что-то утверждать, но вследствие того, что Е. П. Б. раньше говорила о нём, я всегда предполагал, что он был жив. И всё же это всем, исключая индусов, кажется невероятным, поскольку он говорил, что написал свой бессмертный «Курал» («Kural») примерно около тысячи лет тому назад! В Южной Индии его считают одним из сиддхов и, подобно другим семнадцатилетним, как говорят, он до сих пор живёт в Тирупати и Нильгири-Хиллс, храня и соблюдая каноны Индуизма. Оставаясь невидимыми, эти Великие Души мощной силой воли помогают своим друзьям и покровительствуют всем любящим человечество. Да пребудет с нами их благословение!
   Возвращаясь к случаю из настоящего рассказа, отмечу тот факт, что ни аура, ни духовное свечение не были изображены вокруг головы йога, хотя мнение Е. П. Б. о нём как о человеке высочайшего духовного устремления и кристальной чистоты подтверждается его индийскими поклонниками.
   Это же относится и к первому портрету моего Гуру, который был выполнен чёрными и белыми мелками с помощью М. Харрисс в Нью-Йорке: на нём нет нимба. Но, по крайней мере, в этом случае я, наряду с другими, которые имели счастье видеть Его, могу свидетельствовать о сходстве портрета с оригиналом. Его получение является примером передачи мысли, подобно тому, как был написан Его портрет маслом герром Шмихеном в Лондоне в 1884 году. Думаю, что раньше я никогда не опубликовывал эти факты, но, во всяком случае, они должны найти своё место в этой исторической ретроспективе.
   Естественно, что хочется обладать портретом далёкого корреспондента, с которым имел важные дела; причём тем больше, чем благороднее идеи, которыми духовный учитель заменил банальные представления о жизни в начале отношений. Я очень сильно хотел, чтобы в моей комнате, по крайней мере, было подобие моего глубокочтимого Учителя, когда я не смогу увидеть Его в жизни. Я очень долго упрашивал Е. П. Б. произвести для меня Его портрет, и она обещала это сделать, если обстоятельства будут благоприятными. Но в данном случае моей коллеге осадить его для меня не позволялось, и был использован более простой, но весьма поучительный метод: нарисовал его для меня тот, кто не знал, что он делает и не являлся ни медиумом, ни оккультистом. М. Харрисс, наш французский друг, был немного художником, и однажды вечером, когда зашёл разговор об Индии и храбрости раджпутов, Е. П. Б. шепнула мне, что она постарается заставить его нарисовать портрет нашего Учителя, если я смогу обеспечить его материалами. Так как их в доме не было, то я пошёл в ближайший магазин и купил нужный лист бумаги вместе с чёрными и белыми мелками. Продавец скрутил её в свёрток, передал через прилавок его мне, взял у меня монету в полдоллара, и я вышел из магазина. Придя домой, я стал раскручивать свой свёрток и как только закончил это делать, на пол упали две серебряные монетки каждая достоинством в четверть доллара, составляя в сумме полдоллара! Видимо, Учитель этим хотел сказать, что посылает мне свой портрет бесплатно. Затем Харрисс попросил Е. П. Б. нарисовать для нас голову Индийского военачальника, так как он должен представить, как она может выглядеть. Он сказал, что у него в уме нет ясного представления, с чего начать, и хотел набросать нам что-то другое, но чтобы удовлетворить мою назойливость, начал рисовать голову индуса. Е. П. Б. с другой стороны комнаты жестом велела мне оставаться спокойным, а сама подошла к художнику, села рядом с ним и стала спокойно курить. Время от времени она тихо прогуливалась позади него, как будто наблюдая за ходом его работы, но не промолвила ни слова, пока она не была закончена, заговорив только через час. К счастью, в итоге я получил портрет, взял его в рамку и повесил в моей маленькой спальне. Но случилось странное. После того как мы в последний раз обвели взглядом лежащую перед художником картину, Е. П. Б. взяла её у него и протянула мне, и на бумаге появилась криптографическая подпись моего Гуру; таким образом, она явилась как бы его резолюцией, что в значительной степени увеличило ценность Его подарка. Но в то время я не знал, напоминает она Гуру или нет, поскольку я его ещё не видел. И когда позже это произошло, я обнаружил, что картина является Его истинным подобием и, кроме того, изображает Его в тюрбане, который художник-любитель нарисовал на картине в качестве головного убора. Это подлинный случай передачи мыслей, заключающийся в переносе образа отсутствующего человека в сознание мозга, совершенного с ним незнакомого. Был ли этот перенос осуществлён посредством мысли Е. П. Б.? Полагаю, что это было именно так. Я думаю, что это происходило подобно тому, как мысленные образы геометрических и других фигур передавались третьим лицам, что было продемонстрировано в убедительных экспериментах, описанных Обществом Психических Исследований в своих ранее опубликованных отчётах. Однако только с той разницей, что портрет передавался в сознание Харрисса из собственной памяти Е. П. Б., а её тренированные оккультные силы позволяли ей осуществлять передачу прямым путём, то есть без посредника – без необходимости сначала иметь выполненный рисунок, чтобы визуализировать его в уме, а затем передавать его в мозг воспринимающего человека. Нарисованный Шмихеном превосходный портрет маслом другого Учителя, который в настоящее время висит в Адьярской Библиотеке, был получен при ещё более интересных обстоятельствах, и его сходство с оригиналом настолько совершенно и поражающе, что кажется, что он наделён жизнью. Его глаза лучатся и пронизывают вас до глубины души; его взгляд как будто движется и следует за вами везде; его губы, кажется, собираются произнести добрые слова или упрёк, в зависимости от того, кто что заслужил. Портрет, скорее, вдохновляет, чем иллюстрирует передачу мыслей. Художник сделал две или три его копии, но ни у одной из них нет той души, которая присутствует на первом портрете-оригинале. Они не были нарисованы в состоянии божественного вдохновения, и сила воли Учителей в них не сосредоточена. Портрет-оригинал служит залогом безопасности нашей штаб-квартиры, копии же подобны изображению в зеркале: передают те же форму и цвет, но лишены живительного духа.
   
   ГЛАВА XXIV.
   
   ПРОЕКЦИЯ ДВОЙНИКА.
   
   Все теории и спекуляции о двойственной природе человека, то есть о том, что он обладает астральным или призрачным телом наряду с физическим, лишь приводят к необходимости доказательств, прежде чем продвигаться дальше. Подобное предположение, превосходя обычный опыт материалистического ума, настолько невероятно, что оно, скорее, будет отброшено как сон, чем принято даже как рабочая гипотеза. На самом деле, она принимается в расчёт обычным учёным, но когда смелый исследователь в отличие от рядового выдаёт эту гипотезу за свою веру, он, отступив от трезвой осторожности, которая уместна в силу смешной несообразности данной гипотезы, рискует своей репутацией. Но, тем не менее, это признак истинного первооткрывателя в науке. Вместе с тем, в разное время было опубликовано множество книг, таких же ясных и впечатляющих как сочинение Д'Асье1. Важнейшая из них называется «Фантомы живых», написанная мистерами Гёрни, Майерсом и Подморой. Она преподносит целый ряд фактов, которые невозможно отрицать, однако и трудно принять.
   _______________
   1 – «Человечество после смерти: изучение фантомов».
   Кажется, что предположение о Двойнике в настоящее время полностью доказано, поскольку собрано несколько тысяч наблюдавшихся феноменов этого класса; и, кажется, приходит время, когда метафизик, который игнорирует их, не имеет права претендовать на роль заслуживающего доверия учителя человечества. Вместе с тем, если разум можно убедить массой накопившихся фактов, то о реальном существовании астрального тела и возможности его отделения от физической «оболочки» во время жизни может стать известно только одним из двух способов – или путём наблюдения астрального тела другого человека, или путём проекции своего собственного астрала и созерцания своего физического тела извне (ab extra). Знакомый с любым из этих переживаний может сказать, что он ЗНАЕТ, и его знание становится абсолютным и незыблемым. Я испытал оба из них. Поэтому я, как в суде, сажусь на место для дачи свидетельских показаний и свидетельствую об истине для блага моих коллег по работе. Я начну с простого упоминания о случае, когда видел астральное тело Е. П. Б. на улице в Нью-Йорке, в то время как её физическое тело находилось в Филадельфии; подобно этому я видел друга, тело которого в тот момент пребывало в Южных Штатах за несколько сотен миль; в американском поезде и на американском пароходе видел одного Адепта, физически находящегося в Азии; в Джамму получил из рук другого телеграмму, отправленную мне Е. П. Б. из Мадраса и доставленную мне под видом кашмирского разносчика телеграмм Адептом, который моментально появился для этой цели и мгновение спустя растворился при полном лунном сиянии, когда я подошёл к двери, чтобы проводить его взглядом; получил приветствие от другого из этих величественных людей одним тропическим вечером, когда мы вместе с Е. П. Б. и Дамодаром сидели в нашем фаэтоне, наслаждаясь зарницами и прохладным морским бризом на мосту Уорли Бридж в Бомбее; с маленького расстояния я видел, как он постепенно приближается к нам, вплотную подходит к экипажу и кладёт свою руку на руку Е. П. Б., прогуливается по дамбе в пятидесяти ярдах от нас и внезапно исчезает из поля нашего зрения при полном свете зарниц на фоне хорошо просматривающихся деревьев, кустарников и других мест, где можно было бы укрыться. Я перечисляю эти происшествия и другие, подобные им, и подхожу к тому, которое явилось самым важным по своим последствиям, оказав влияние на ход всей моей жизни. Об этой истории уже рассказывалось раньше, но она должна появиться в настоящей ретроспективе событий, поскольку явилась главной из причин моего отказа от мира и переезда в мой индийский дом. С тех пор она стала одним из главных факторов в разрастании Теософского Общества. Я не хочу сказать, что без этого я бы не приехал в Индию. С того времени, как я узнал, чем является Индия для мира и чем она снова может стать, моё сердце всегда рвалось туда. Ненасытная жажда влекла меня к земле Риши и Будд, к самой Священной Земле среди других земель; но путь в неё я не мог себе ясно представить без того, чтобы резко не оборвать связи, удерживающие меня в Америке. Возможно, я полагал, что вынужден оставить всё «до лучших времён», которые почти никогда не приходят к тому, кто вечно всё откладывает и идёт на попятную перед тем, как событие вот-вот произойдёт. Однако произошедшее решило мою судьбу; сомнения растаяли в мгновенье ока, поскольку ясное предвидение твёрдой воли указало мне путь. И той бессонной ночью на рассвете я стал по-другому смотреть на вещи и начал искать средства для достижения этой цели. А произошло следующее.
   Наша вечерняя работа над «Изидой» закончилась, я пожелал Е. П. Б. спокойной ночи, удалился в свою комнату, закрыл, как обычно, дверь, закурил, уселся читать и вскоре погрузился в свою книгу – «Путешествия в Юкатане» Стивенса, если мне не изменяет память. Во всяком случае, не в книгу о призраках и не в книгу, которая могла бы стимулировать моё воображение, чтобы вызвать видение призраков. Если войти в мою комнату, то налево и вперёд от двери стояли стул и стол, направо – моя раскладушка, напротив двери располагалось окно, а над столом висел газовый светильник. Следующий простой план передаст правильное представление о помещении «Ламасери», хотя и не в соответствии с точными пропорциями.
   
   [Рисунок. План «Ламасери» – в оригинале рисунок без подписи].
   
   ПОЯСНЕНИЕ. А – наш рабочий кабинет и приёмная; B – спальня Е. П. Б.; С – моя спальня; D – маленькая тёмная спальня; Е – коридор; F – кухня; G – столовая; Н – ванная; I – шкаф; J – внешняя дверь квартиры, открывающаяся на домовую лестницу; она всегда закрыта, поскольку снабжена пружинной защёлкой, и запирается на ночь. В моей комнате: а – это кресло, где я сидя читаю; b – стол; с – кресло, в которое мои гости садятся во время разговора; d – моя раскладушка. В нашем рабочем кабинете: е – висящие часы с кукушкой и f – место подвесных полок, о которые я всегда ударялся. В спальне B буквой g обозначено место кровати Е. П. Б.. Если я сидел в кресле, то дверь моей комнаты, как теперь видно, находилась справа от меня и если она хоть кем-то открывалась, это сразу было заметно; более того, как подсказывают мои нынешние воспоминания, она была заперта. Пусть не покажется странным, что тогда я не был в этом уверен, если учесть психическое возбуждение, в которое меня ввергли происходящие события; события настолько удивительные, что они заставили меня забыть разные мелкие подробности, которые, будь мой разум холодным, наверное, сохранились бы в памяти.
   Я спокойно читал, и всё моё внимание было сосредоточено на книге. Никакое событие вечера не сулило мне то, что я увижу Адепта в астральном теле; я не хотел этого специально, пытаясь вызвать его в воображении своей фантазией, и совершенно не ожидал его появления. Когда я читал, слегка отвернув своё плечо от двери, внезапно в правом углу моего правого глаза появился блеск чего-то белого; я повернул голову и от удивления выронил книгу, поскольку увидел во весь рост возвышающуюся надо мной фигуру, по-восточному облачённую в белые одежды, в чалме (head-cloth) или тюрбане с полоской из ткани янтарного цвета, вышитой вручную жёлтой шёлковой нитью. Из-под тюрбана на плечи ниспадали длинные волосы цвета воронова крыла; его чёрная борода, раздвоенная на подбородке по раджпутской моде, была закручена на концах и закинута за уши; глаза одухотворялись огнём души; глаза, которые, вместе с тем, были полны доброты и пронизывали взглядом; взглядом учителя и судьи, но смягчённым любовью отца, который смотрит на сына, нуждающегося в совете и наставлении. Он был настолько велик и благороден, настолько проникнут величием нравственной силы, настолько глубоко духовен, настольно явно выше среднего уровня человечества, что в его присутствии я чувствовал себя смущённым и, склонив голову, преклонил своё колено, как это делается перед богом или богоподобным существом. Его рука едва коснулась моей головы, и мягкий, хотя и сильный голос попросил меня сесть. Когда я поднял глаза, Он сидел за столом на другом стуле. Он сказал мне, что пришёл в переломный момент, когда я в нём нуждался; что мои действия привели меня к необходимости выбора; что от меня одного зависит, будем ли мы с ним в этой жизни часто встречаться для сотрудничества на благо человечества; что для человечества предстоит сделать большую работу, и я, если пожелаю, обладаю правом на долю в ней; что нас с моей коллегой соединила вместе мистическая связь, которую мне сейчас не объяснить; связь, которая не может быть разорвана, однако которая время от времени может вызывать напряжение. Он рассказал мне кое-что о Е. П. Б., что я не могу повторить, а также кое-что обо мне, что не касается третьих лиц. Я не могу сказать, как долго это продолжалось: возможно, час или полчаса; казалось, что прошла минута, поскольку течение времени я почти не замечал. Наконец Он поднялся, и я поразился его высокому росту и подметил в его лице что-то величественное – не внешний блеск, но как бы мягкое свечение внутреннего света, которое исходило от духа. Вдруг мне в голову пришла мысль: «А что, если это галлюцинация; а что, если Е. П. Б. ввела меня в гипноз? Я бы хотел иметь какой-нибудь вещественный объект, который мог бы мне доказать, что Он действительно был здесь; то, что я мог бы потрогать руками после того как Он ушел»! Как будто читая мои мысли, Учитель мягко улыбнулся, раскрутил со своей головы фехту (fehtâ) и, великодушно отдав мне её на прощание, исчез: его стул был пуст, и я остался один на один со своими эмоциями! Но не совсем один, поскольку на столе лежал вышитая фехта (head-cloth); ощутимое и неоспоримое доказательство того, что я не был «околпачен» или психически одурачен, но столкнулся лицом к лицу с одним из Старших Братьев Человечества, одним из Учителей нашей тупой расы учеников. Первый естественный импульс подтолкнул меня побежать и постучать в дверь Е. П. Б., чтобы рассказать ей о случившемся, и она настолько была рада услышать мою историю, насколько я был рад её рассказать. Я вернулся в свою комнату, чтобы всё обдумать, и серое утро застало меня всё ещё раздумывающим и ищущим решений. Из этих мыслей и поисков ответов родилась вся моя последующая теософская деятельность и та преданность стоящим за нашим движением Учителям, которая никогда не пошатнулась даже под самыми сильными ударами и вынесла все жестокие разочарования. С тех пор я был благословлён встречами с этим Учителем и другим, но что толку повторять уже пересказанные истории об этом, когда приведённых ранее примеров предостаточно. Однако другие, которым повезло меньше, могут сомневаться, но я-то ЗНАЮ.
   Поскольку я придерживаюсь принципа откровенности, то касательно произошедшего случая должен вспомнить обстоятельство, которое однажды бросило тень сомнения на мою компетенцию как свидетеля. Когда в Лондоне в 1884 году меня в качестве свидетеля опрашивал Специальный Комитет Общества Психических Исследований, среди прочего я рассказал историю об упомянутом выше случае. В ходе так называемого перекрёстного допроса член комитета задал мне вопрос, как я могу быть уверен, что Мадам Блаватская не наняла какого-то рослого индуса разыграть передо мной этот фарс, и что в отношении предполагаемых мистических подробностей моё воображение не могло сыграть со мной злую шутку. После этого я испытал такое отвращение к жестокому подозрению Е. П. Б. с их стороны и, по всей видимости, бесчестному уклонению от вполне осязаемых «духовных» фактов под предлогом подозрения в хитрости, что среди других слов я поспешно ответил, что до этого момента в своей жизни никогда не видел индусов. Однако из моей памяти полностью ускользнуло одно обстоятельство, которое в действительности имело место – это путешествие в 1870 году через Атлантику с двумя джентльменами-индусами, один из которых – Мулджи Такерси – позднее в Бомбее стал нашим близким другом. Это совершенно очевидный случай амнезии (потери памяти), поскольку у меня не было ни малейшего намерения или интереса скрывать такое банальное обстоятельство; встреча 1870 года, произошедшая за четырнадцать лет до того, как меня опрашивало Общество Психических Исследований, не оставила такого следа в моей памяти, чтобы вспомнить о ней в момент гнева, который настолько ослабил силу моих показаний. Встреча с индусами примерно за пять лет до того, как я узнал Е. П. Б., и, благодаря ей, настоящую Индию, не могла быть очень значима для меня как человека, имеющего столь разнообразные знакомства и богатый опыт приключений. Да, это была амнезия; но амнезия не есть ложь, и мой рассказ правдив, хотя некоторые в этом могут сомневаться. И сейчас будет уместно сказать, что некоторые из моих глав были написаны во время путешествий, когда я не имел доступа к своим книгам и записям. Особенно много глав о давно минувших событиях написано только по памяти. Поэтому я прошу снисхождения за любые непреднамеренные ошибки, которые могут всплыть. Я стараюсь быть точным и, конечно же, должен быть правдивым.
   Теперь я перехожу к моему личному опыту проекции Двойника. В связи с этим феноменом позвольте мне предостеречь менее продвинутых изучающих практическую психологию; способность отделять астральное тело от физического необязательно свидетельствует о высоком духовном развитии. В обратное верят, по-видимому, большинство дилетантов в оккультизме, но они не правы. Первое и достаточное доказательство этого заключается в том, что выход астрального тела происходит очень часто у мужчин и женщин, которые мало или совсем не уделяли времени оккультным исследованиям, не следовали никаким йогическим системам и не предпринимали никаких попыток делать это и обычно были напуганы или сильно досадовали, когда это открывалось, и ни в малейшей степени не превышали уровень среднего человека по чистоте жизни и мысли, духовным идеалам или «дарами духа», о которых говорит Писание; часто наблюдается прямо противоположное. Напротив, анналы Чёрного Искусства кишат бесчисленными случаями видимых и невидимых (кроме как ясновидящими) проекций Двойника безнравственными людьми, склонных к злу, а также случаями билокации2, появления признаков несчастных жертв, ликантропических превращений и другого «ужасного колдовства».
   _______________
   2 – билокация – одновременное пребывание в двух разных местах – прим. переводчика.
   Затем, опять же, существует три-четыре или более тысяч случаев проекций Двойников людей всевозможных видов, происходивших при разных обстоятельствах. Некоторые из них нисколько не лучше, если, порой, не намного хуже тех, что были записаны и отобраны Обществом Психических Исследований, плюс ещё несколько тысяч случаев, осевших в их закромах. Всё в совокупности доказывает истинность моего предостережения, что никто, даже в малейшей степени, не может рассматривать способность какого-то человека путешествовать в астральном теле – не важно, сознательно или бессознательно – как доказательство того, что он лучше и мудрее, или что он более духовно развит и лучше подходит на роль Гуру, чем любой другой человек, который не наделён этим. Это всего лишь признак того, что субъект, переживший данный опыт, имеет либо врождённое, либо приобретённое с помощью последовательных усилий ослабление связи астрального тела со своей физической оболочкой. Это облегчает выход астрального тела из физического и возвращение в него назад, когда последнее спит естественным или гипнотическим сном, и, следовательно, не сковывает. В этой связи напомним читателю о произведённой Е. П. Б. для меня картине на атласе, отражающей эксперименты М. А. Оксона в данном направлении. Так или иначе, я никогда не находил время для самостоятельной йогической подготовки с тех пор, как взялся за практическую работу в нашем теософском движении. Мне никогда не казалось необходимым заботиться о том, приобрету ли я какие-нибудь психические силы или нет, также я никогда не стремился к тому, чтобы стать гуру, равно как и не беспокоился о том, смогу ли достичь Освобождения в этой жизни или нет. Служение человечеству всегда казалось мне лучшей йогой, а способность хоть в малой степени распространять знания и уменьшать невежество – достаточным вознаграждением. Так что в те первые дни мне и в голову не приходило, что я бы мог тренироваться, чтоб стать провидцем или чудотворцем, метафизиком или адептом; но через все эти годы я пронёс намёк, поданный мне Учителем, что лучший путь ко всему этому лежит через Теософское Общество: скромную сферу деятельности, пожалуй, даже самую лучшую для меня, учитывая мои ограниченные возможности, совершенно благую и, в то же время, полезную. Поэтому не следует думать, что рассказывая о своих первых выходах из тела, я выставляю напоказ своё якобы высокое духовное развитие или намереваюсь похвастаться особой одарённостью как психик. Я полагаю, факты таковы, что мне помогли получить этот психический опыт наряду со многими другими для формирования основы специального образования, необходимого тому, кому предназначалась такая работа, как мне.
   Вот один из моих фактов. Как-то вечером в 1876 году мы с Е. П. Б., когда ещё жили на 34-ой Западной Улице3, заканчивали главу первоначального варианта «Развоплощённой Изиды» и перед расставанием на ночь переложили «рукопись» из большой стопки в картонную коробку. При этом первая страница, которая раньше была на дне стопки, оказалась на её вершине.
   _______________
   3 – Не в «Ламасери», а в месте, где мы жили перед тем, как туда перебраться.
   Е. П. Б. занимала квартиру на втором этаже многоквартирного дома непосредственно под моей собственной, и мы оба, разумеется, запирали наши входные двери от воров. Когда я раздевался, мне пришло в голову, что если в последнем предложении последнего абзаца я бы добавил три определённых слова, то это бы лучше передавало смысл всего абзаца. Я испугался, что могу забыть об этом утром, и мне подумалось, что пусть это будет прихоть, но я мог бы попытаться спуститься в рабочий кабинет под лестницей в своём Двойнике и, возможно, дописать эти слова феноменальным образом. Сознательно я раньше таким образом никогда не путешествовал, но знал, как это можно осуществить, а именно – твёрдо зафиксировать в сознании намерение сделать это, когда засыпаешь, что я и сделал. До следующего утра я больше ничего не помнил, и после того, как оделся и позавтракал, я зашёл в квартиру Е. П. Б., чтобы с ней проститься перед тем, как пойти в свой офис. «Хорошо», – сказала она, и спросила: «но скажите мне на милость, что вы, чёрт возьми, делали здесь прошлой ночью после того, как пошли спать»? «Делал?», – ответил я, – «что вы имеете в виду»? «А вот что», – сказала она. «Я улеглась спать и спокойно лежала в своей постели, когда – только взгляните на это! – увидела астральное тело моего Олькотта, выступающего из стены. К тому же, вы казались довольно сонным и оглушённым! Я пыталась заговорить с вами, но вы не ответили. Вы пошли в рабочий кабинет, и я услышала, как вы там шелестите бумагами; и это всё. Что вы на это скажете»? И тут я рассказал ей о своём задуманном эксперименте. Мы вместе пошли в другую комнату, перевернули всю стопку рукописи и на последней странице, в конце заключительного абзаца, обнаружили два слова из трёх, полностью написанных моим собственным почерком и начинавшееся, но незаконченное третье: казалось, сила концентрации исчерпалась, и слово оканчивалось каракулями! Как я взял в руки карандаш, если вообще его брал, или как без него написал слова, я сказать не могу: может быть, я просто оказался способен осадить написанное при помощи одного из благотворных элементалов Е. П. Б., используя молекулы графита одного из графитных карандашей, лежащих на столе вместе с рукописью. Как бы там ни было, опыт оказался удачным.
   Читателю надо принять к сведению тот факт, что написанное мной феноменальным образом оканчивалось на том месте, где я по неопытности позволил своей воле уклониться от контроля работы своей руки. Сохранять её концентрацию всё время – это необходимое условие, такое же, какое требуется для хорошей работы на обычном интеллектуальном плане. В «Теософе» за июль 1888 года (статья «Осаждённые картины в Нью-Йорке») я объяснил связь между концентрацией тренированной силы воли и способностью устойчиво осаждать письма, картины и другие аналогичные доказательства творческой силы ума. Я приводил пример очень интересных и наводящих на размышления подробностей проекции Двойника и осаждения писем, рассказанных Уилки Коллинзом в своем романе «Две судьбы» – удивительной книге, которую стоит прочитать любому изучающему оккультизм4, как и «Занони», «Странную историю» и «Грядущую расу».
   _______________
   4 – Именно эта статья побудила мистера Коллинза написать мне, что за всю свою жизнь ничто не удивило его так сильно, как то, что он почерпнул из моей заметки о своей книге. Под видом простой игры воображения он, очевидно, натолкнулся на один из таинственных законов оккультной науки.
   Далее я привёл случай осаждения портрета Луи для нас с мадемуазель Либерт, который поблёк уже на следующее утро, но впоследствии вновь был возвращён к жизни Е. П. Б. по просьбе мистера Джаджа и так хорошо «зафиксирован», что по прошествии многих лет он всё ещё остаётся чётким и будто бы новым, как когда его произвели впервые. Но никакое чтение статьей или экспериментирование в качестве свидетельства «из вторых рук» не могут сравниться даже с одним маленьким оригинальным опытом, подобным описанному выше, по способности пробуждать осознание истины об универсальной космической работе мысли при создании форм.
   Шлока Бахусьям Праджаеяити (Bahûsyam Prajâyeyaiti) и т.д. (VI-ая Анувака, 2-ая Валли, Таиттирьяка-Упанишада (Taittiryiâka-Upanishad) для меня глубоко поучительна: «Он (Брахма) пожелал стать множеством и проявить себя вовне. Он стал размышлять сам над собой. После таких размышлений он проявил из себя всё сущее. Затем он вошёл в то, что из себя проявил». Для того, кто сам медитировал, а затем создавал форму, это имеет неизмеримо более глубокий смысл, а, вернее, повод для размышлений, чем для того, чьи глаза только читают слова на странице без идущего изнутри ответного отклика всего его существа.
   Я вспоминаю другой случай проекции своего Двойника, который иллюстрирует закон, известный как «отражённое воздействие». Читатель может найти достаточно материала для того, чтобы сложить правильное мнение по этому вопросу в книгах о колдовстве, волшебстве и магии. В этой связи термин «отражённое воздействие» («реперкуссия») означает реакцию физического тела на удар, ножевое или другое ранение, причинённое во время проекции его Двойника, который передвигается как отдельная сущность: «билокация» – это одновременное появление кого-то в двух разных местах; в одном месте в физическом теле, в другом – в астральном, или Двойнике. В своём «Посмертном человечестве» М. Д'Асье обсуждает это, и к моему английскому переводу этой превосходной работы я добавил замечания на эту тему от себя. Рассказывая о причинении вреда своим жертвам колдунами, которые могли удваивать свои тела и посещать их в Двойнике, автор говорит (стр. 224): «Колдунья входила в дом к тому, кому она собиралась досадить тысячью способами, чтобы утолить свою жажду мести. Если последний был решителен и имел подходящее оружие, то часто случалось, что он ударял фантом и, оправившись от транса, колдунья могла найти на своём теле раны, которые она получила в борьбе, когда была призраком».
   Де Мюссо, католический писатель, выступающий против колдовства и других «чёрных искусств», приводит из судебных архивов Англии случай Джейн Брукс, которая очень упорно преследовала ребёнка по имени Ричард Джонс. Когда она однажды наведалась ребёнку, тот закричал, что появился призрак Джейн и сделал вид, что прикасается к нему кончиком своего пальца. Свидетель по имени Гилсон тут же подбежал к указанному месту и полоснул по нему ножом, хотя фантом был виден только ребёнку. Сразу после этого Гилсон с отцом ребёнка и констеблем посетили дом Джейн Брукс, которую нашли сидящей на своей табуретке, держа одну свою руку в другой. Она отрицала, что с её руками что-то случилось, но в одной руке прятала другую, которая была рассечена. Было обнаружено, что эта рука истекала кровью и имела именно такую же рану, какую, по словам ребёнка, нанесли руке фантома ножом Гилсона. И поскольку подобных случаев зарегистрировано великое множество, всё это может доказывать, что любой несчастный случай или травма проецируемого Двойника вызывает реакцию физического тела и воспроизводится на нём в идентичном месте.5
   _______________
   5 – Точное соответствие астрального и физического тел человека было известно в самые древние века. Это – Восточная теория, согласно которой астральный человек является продуктом своей прошлой кармы, формирующей его внешнюю оболочку, а также видимое её проявление в соответствии с его собственными врождёнными качествами. Эта идея в лаконичной форме воплощена в поэме Спенсера «Королева фей»:
   «Так, форма тела из души берётся,
   Душа рождает форму, что телу достаётся».
   Это подводит меня к моему собственному опыту.
   На стене, рядом с камином, в нашем рабочем кабинете в «Ламасери» висели швейцарские часы с кукушкой, которые я обычно методично заводил каждую ночь перед тем, как удалиться в свою комнату. Однажды утром, подойдя после ванны к зеркалу в туалете, я заметил, что мой правый глаз стал чёрно-синим, будто меня ударили кулаком. Я никак не мог объяснить это и озадачился ещё больше, обнаружив, что у меня нет боли на месте повреждения. И я напрасно ломал себе голову в поиске объяснений. В моей спальне не было ни столба, ни колонны, ни выступающего угла или другого препятствия, о которое можно было бы удариться, если предположить, что я ходил во сне – кстати, этой привычки я никогда не имел. Затем, опять же, чтобы почернели мои глаза, удар должен был быть довольно грубым, и я обязательно должен был мгновенно проснуться. Однако ночью я спал, как обычно, тихо. Я пребывал в недоумении до тех пор, пока за обеденным столом не встретил Е. П. Б. и её подругу, с которой они вместе ночевали. Подруга Е. П. Б. дала мне ключ к разгадке. Она сказала: «Полковник, должно быть, вы ударились прошлой ночью, когда приходили заводить часы с кукушкой»! «Заводить часы?», – ответил я, – «что вы имеете в виду? Разве вы не заперли дверь, когда я пошёл в свою комнату»? «Да», – сказала она, – «я заперла её сама; однако разве вы не могли пройти через неё? К тому же, мы с Мадам видели, как вы прошли мимо раздвижных дверей нашей спальни и слышали, как тянете цепь, заводя часы. Я окликнула вас, но вы не ответили, и больше я ничего не видела». Тогда мне подумалось, что если допустить, что я входил в комнату в своём Двойнике и заводил часы, то неизбежны две вещи: (а) часы должны быть заведены прошлой ночью и не должны остановиться; (б) на моём пути должно быть какое-то препятствие между дверью и стоящим напротив камином, о которое я мог бы удариться глазом. Мы обследовали помещение и обнаружили:
   1. Что часы идут и, по-видимому, были заведены в обычное время.
   2. Совсем рядом с дверью висела небольшая книжная полка, и самый выступающий угол одной из полок, если бы я налетел на него, находился точно на уровне моего глаза.
   Тогда ко мне вернулись смутные воспоминания о том, как я начал двигаться к двери из дальней части комнаты, вытянув вперёд свою правую руку, будто нащупывая дверь, внезапно ударился, «увидел звёзды», как обычно про это говорят, и впал в беспамятство до самого утра.
   Мне кажется, что всё это странно; весьма странно, что удар, который при нанесении в область физической головы почти неизбежно сразу же вызвал бы пробуждение, при нанесении на проецируемый Двойник оставил после себя существенные последствия на физическом теле вследствие эффекта отражённого воздействия, но не привёл меня в сознание. Также примечательны и другие стороны этого случая. Он демонстрирует, что при создании благоприятных условий для выхода Двойника из физического тела, «раздвоение» (“duplication”), скорее всего, происходят под воздействием предрасполагающего мысленного импульса (thought-prepossession), например, вследствие ежедневной привычки делать что-то определённое в одно и то же время. Можно предположить, что если для «проекции» или «раздвоения» обстоятельства неблагоприятны, то субъект попадает в другие условия, становится сомнамбулой, поднимается с постели, идёт и делает то, что было у него на уме, возвращается в кровать и погружается в глубокий сон без воспоминаний о том, что происходило. Издатели английской версии «Дабистана» говорят: «Невозможно установить эпоху, в которой возникли отдельные верования и практики … особенно вера в то, что человек может развить способность покидать своё тело и вновь входить в него, рассматривая его как сменное платье, которое он может снять для облегчения подъёма в мир света, а после своего возвращения одеть, соединив с материальными элементами. Всё это изучено в седой древности» («Дабистан», Предисловие, LXXIX). Одно из моих самых интересных происшествий заключалось в том, что в разных частях мира я сталкивался с людьми, до тех пор незнакомыми, которые утверждали, что они видели меня в публичных местах, что я посещал их в астральном теле, иногда разговаривал с ними на оккультные темы, иногда исцелял их от болезней, иногда даже путешествовал с ними на астральном плане, чтобы посетить наших Учителей. Однако хоть какая-то память об этих событиях у меня не сохранилась. Тем не менее, если поразмыслить об этом, в конце концов, не так уж невероятно, что все наши жизни, любые сознательные мысли и желания связаны друг с другом в нашем великом движении6; кто не имеет желаний, кроме как достичь в нём успеха, кто лишён амбиций, кроме как двигаться к его конечной цели, тот может такой свой настрой (prepossession) переносить в царство сна и плыть по волнам Астрального Света по направлению к родственным существам, которые представляют собой такой же магнит, такой же притягивающий центр желаний и устремлений.
   _______________
   6 – Вероятно, имеется в виду Теософское Общество – прим. переводчика.
   В самом прямом смысле слова –
   «Эта симпатия в тайне хранится,
   Тонкой серебряной нитью струится,
   Единство сердец и умов создаёт,
   Тихо верша тел и душ переплёт».7
   _______________
   7 – дословный перевод: «Это тайная симпатия, серебряная нить, серебряная связь, идущая от сердца к сердцу, от ума к уму, которая может связывать тела и души» – прим. переводчика.


Связанные статьи




Оставить комментарий

Поля, отмеченные символом (), являются обязательными.



Доска объявлений

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО о конференции в г. Екатеринбурге 17-19 августа 2018 г. ...подробнее
В г. Усть-Кокс строится народная библиотека им. Е.И.Рерих. ...подробнее
Курсы предпринимателей-фермеров сирот ...подробнее
Сайт культурно-просветительской газеты
«Знамя Майтрейи»
приглашает всех, кто изучает Учение Агни Йоги, принять участие в его работе.
Пишите и присылайте свои заметки, статьи, рассказы на темы Учения Агни Йоги, эзотерики, культуры, образования, медицины, науки, религии. Редакция рассмотрит и лучшие будут опубликованы в газете и на сайте.
Заявки присылайте на маил редакции или оставляйте в гостевой книге.
С уважением администрация сайта

Новости сайта

26.12.2015
О новом воплощении Рериха
13345
15.04.2014
Г. ГОРЧАКОВ НЕ ТАКОЙ!
5397
02.12.2017
Ваши предложения Президенту Новой России
878
04.04.2015
Проект Нового Мира (для обсуждения и дополнения)
8786
21.01.2016
Утвердиться в Основах
(сравнительный анализ Учения и "граней")
3654
20.10.2016
Как Шапошникова с помощью «граней» развалила РД
3662
11.06.2018
Конец Кали Юги
63
11.06.2018
КУДА УХОДИТ ЭНЕРГИЯ
52
11.06.2018
БУДДИЗМ – ИДЕАЛЬНЫЙ КОММУНИЗМ
46
11.06.2018
МАХАТМЫ И РЕВОЛЮЦИЯ (К 100-летию Великого Октября)
42
11.06.2018
Создадим Новое образование (Обращение учёного совета Института человекознания)
58
06.06.2018
ВЕРНЫЙ УЧЕНИК Альфред Петрович Хейдок
26
30.05.2018
ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
57
14.05.2018
Обзор газеты №4 за 2018 год
76
29.04.2018
Министру культуры Российской Федерации Мединскому В. Р.
85
29.04.2018
Министру культуры Российской Федерации Мединскому В.Р. (4)
81
29.04.2018
Министру культуры Российской Федерации Мединскому В.Р. (3)
79
26.04.2018
Министру культуры Российской Федерации, В.Р. Мединскому
84
26.04.2018
Министру культуры Российской Федерации Мединскому В.Р.
94
26.04.2018
Письмо вредителей из НРК
124
16.04.2018
Публикация архивных материалов семьи Рерихов
134
15.04.2018
Обзор газеты №2 за 2018 год
106
10.04.2018
Г.С. Горчаков Энергетическая психология
86
29.03.2018
Обзор газеты №1 за 2018 год
147
14.03.2018
Обзор газеты №11 за 2017 год
187
07.02.2018
Уранов Н.А. Размышляя над Беспредельностью. Выпуск №7
59
07.02.2018
Уранов Н.А. Размышляя над Беспредельностью. Выпуск №6
76
07.02.2018
Уранов Н.А. Размышляя над Беспредельностью. Выпуск №5
105
06.02.2018
Уранов Н.А. Размышляя над Беспредельностью. Выпуск №4
38
06.02.2018
Уранов Н.А. Размышляя над Беспредельностью. Выпуск №3
44
06.02.2018
Уранов Н.А. Размышляя над Беспредельностью. Выпуск №2
46
06.02.2018
Уранов Н.А. Размышляя над Беспредельностью. Выпуск №1
76
09.12.2017
Обзор газеты №10 за 2017 год
415
08.12.2017
Обзор газеты №9 за 2017 год
325
03.12.2017
Обзор газеты №8 за 2017 год
356
30.09.2017
Обзор газеты №7 за 2017 год
568
03.06.2017
Обзор газеты №6 за 2017 год
694
08.05.2017
Обзор газеты №5 за 2017 год
780
31.05.2016
Рерихи - патриоты России
83
31.05.2016
Н.К.Рерих - широта его мировоззрения
70
31.05.2016
Н.К.Рерих - широкая известность
67
31.05.2016
Н.К.Рерих - Шамбала
95
31.05.2016
Н.К.Рерих - "человечество ползёт..." (цитата)
75
23.04.2016
Прививки в вопросах и ответах
8755
23.02.2015
БУДДИЙСКИЙ КАТЕХИЗИС
384